Что ждет дочь Юлии Началовой. Алдонин дал откровенное интервью

Бывший муж певицы Юлии Началовой, экс-футболист сборной России и ЦСКА Евгений Алдонин и крестный отец их общей дочери, бывший одноклубник Алдонина Ролан Гусев посетили эфир программы Андрея Малахова «Привет, Андрей» на канале «Россия 1». Главной темой стал вопрос о том, с кем останется жить 12-летняя дочь Началовой и Алдонина, Вера. Также Алдонин рассказал о диалоге с другим бывшим супругом певицы, хоккеистом Александром Фроловым, который якобы претендует на приобретенную Алдониным для Началовой квартиру.

Алдонин и Началова сыграли свадьбу 1 июня 2006 года, а 1 декабря 2006-го у них родилась дочь Вера. В декабре 2011 года пара объявила о разводе.

 

Юлия Началова скончалась 16 марта 2019 года в возрасте 38 лет от остановки сердца после заражения крови.

Ролан Гусев, Евгений Алдонин и Андрей Каряка. Фото Александр Федоров, "СЭ"

Ролан Гусев, Евгений Алдонин и Андрей Каряка. Фото Александр Федоров, «СЭ»

О том, с кем будет жить дочь Началовой и Алдонина

Евгений Алдонин:

– Верочке уже 12 лет и ее мнение необходимо учитывать. Практически вся ее жизнь вращалась вокруг бабушки и дедушки – отца и матери Юлии. Бабушка занималась всем, что касается школы и дополнительных кружков, вокалом занимался дедушка. Вера проводила с ними много времени, потому что Юля очень часто уезжала на гастроли, так что для дочери жизнь с бабушкой и дедушкой – абсолютно привычная и комфортная ситуация. Вырывать девочку из привычного состояния не очень хорошо. Мы с моей нынешней женой Ольгой очень хорошо относимся к Вере, любим ее и ждем. Мы сразу сказали Вере о том, что готовы принять ее, но важно, чтобы она чувствовала себя хорошо. Вера ответила, что сейчас хочет находиться с родителями своей матери и моей мамой, которая приехала помогать. Сейчас мы все пытаемся помочь Вере, в том числе и психологически, создать для нее уютный микроклимат. Конечно, следим и за ее состоянием, потому что в таком возрасте потерять маму очень тяжело. Я очень благодарен своей жене за то, что она сразу оказала мне поддержку и сказала, что, если Вера захочет, то спокойно может с нами жить. Я вижу, как мой сын Тема реагирует на Веру. Когда мы вместе проводим время, Артем не отлипает от нее, постоянно обнимает, хорошо к ней относится, и Вера с нами всегда на позитиве.

Ролан Гусев:

– Конечно, мы разговаривали с Верочкой. Ей очень тяжело и только она понимает и чувствует ту боль, которую сейчас переживает. Она прекрасно знает, что я всегда рядом, мы с ней постоянно на связи, переписываемся, обмениваемся СМС. Сейчас все задают Жене вопрос о том, с кем будет жить Вера. Понимаете, ей сейчас 12 лет, у нее постоянно будет меняться настроение. 2-3 дня она может пожить с бабушкой, потом может захотеть приехать к папе, затем опять к бабушке и дедушке. Вообще, они – одна большая дружная семья. Мы все хотим оградить Веру от лишних вопросов.

Евгений Алдонин:

– От необязательных вопросов. У нее сейчас очень часто спрашивают, с кем она будет жить. Спрашивать об этом ребенка…

Ролан Гусев:

– Сейчас главное – дать Вере любовь и заботу. А что касается того, с кем будет жить… Что, Женя должен был забрать ее к себе домой и сказать, что к бабушке с дедушкой она будет приезжать только на выходные?

Евгений Алдонин:

– Вера же живет у бабушки с дедушкой не в какой-то глуши. Таисия Николаевна (мать Началовой) всегда очень переживает за Верины успехи в учебе, иногда бывает даже чересчур требовательной. Вера же по большому счету занята с утра до самого вечера из-за дополнительных занятий, кружков. Мы с ней всегда на связи, я могу когда-то забрать ее из школы или отвезти туда, эта связь не прерывается.

Ролан Гусев:

– Тем более, сейчас неправильно забирать Верочку от родителей Юлии, которые и так потеряли дочь.

2007 год. Евгений Алдонин и Юлия Началова. Фото Александр Федоров, "СЭ"

2007 год. Евгений Алдонин и Юлия Началова. Фото Александр Федоров, «СЭ»

О первом муже Началовой – певце Дмитрии Ланском

Евгений Алдонин:

– На похоронах мы не общались, я его не видел. Я был с дочкой, родными и близкими. Думаю, сейчас не стоит кого-то в чем-то обвинять, главное – сохранить добрую память о Юле, вот и все. Комментарии здесь излишни. Сейчас очень много мнений, позиций, все обсуждают тему, но я здесь исключительно в интересах своей дочери Веры. Я сам не очень люблю ток-шоу, никогда не ходил на передачи, но сегодня я пришел в эфир ради дочки.

Юлия Началова и Александр Фролов. Фото Инстаграм

Юлия Началова и Александр Фролов. Фото Инстаграм

О квартире Началовой, на которую претендует хоккеист Александр Фролов

Евгений Алдонин:

– Хочу сделать заявление, что квартира, о которой сейчас говорят в прессе, куплена мной перед свадьбой с Юлей. Юля тогда уже была беременна Верой, квартира покупалась для нашей семьи. После развода квартиру я оставил Юле, прежде всего – для Веры, и Юля об этом знала. Думаю, знают и все родственники.

Юлия встретила в Америке Александра Фролова. Это жизнь, я пережил это, принял, мы развелись. После развода я оставил ей и квартиру, и машину, и два места на парковке, в общем, достаточно комфортные условия для проживания. Насчет квартиры – не знаю нюансов, но знаю, что есть документ, который дает Фролову право на владение половиной квартиры. Сейчас я пытаюсь выстроить с Александром диалог. Пока он сделал заявление, что ни к кому не имеет претензий, но это не до конца так. Вопрос по квартире остается открытым. Я связывался с ним, спрашивал: «Если у тебя нет претензий ни к Верочке, ни к родственникам Юли, то как тебя понимать?» Александр говорил, что хочет помочь мне, но, как мне кажется, (от него) здесь нужна не помощь, а принятие мужского решения, исходя из порядочности, из того, что он – спортсмен, успешный и самодостаточный человек. От Фролова многое зависит в решении этой ситуации.

Ролан Гусев:

– Недавно, на дне рождения у Веры Юля сказала, что у нее есть проблемы с Фроловым. У меня с Александром есть общие знакомые, она попросила меня пообщаться с Фроловым, попытаться повлиять на ситуацию. Я стал спрашивать у друзей телефон, чтобы с ним поговорить. Тогда, может быть, я не имел морального права что-то спрашивать, потому что Юля была жива, но сейчас, после всего произошедшего, я набрал Саше и попросил его выйти на связь с Женей. Сейчас у них идет диалог, но, как я понимаю, пока никаких ответов нет.

Евгений Алдонин:

– Да, пока все так. Фролов рассказывает про какие-то иски, споры с какой-то компанией. На конкретные вопросы по квартире он не отвечает, поэтому я не знаю, чего он хочет на самом деле.

Что я сказал бы Фролову? Прежде всего, поступить по-мужски, как порядочный, приличный мужчина. Думаю, что это самое главное. Принять для себя правильное решение.

Ролан Гусев:

– Остался ребенок, Верочка. Нужно сделать, прежде всего, так, чтобы было хорошо ей. То, что она пережила, не передать словами. Хочется обойтись без грязи, без ток-шоу всяких, без судов. Чтобы все закончилось по-мужски, по-спортивному. Ради ребенка.

Об отношениях с Началовой перед смертью

Евгений Алдонин:

– Я с ней разговаривал до больницы, в основном, пытались спланировать летние каникулы Веры. Про свое состояние здоровья она ничего не говорила. Когда я уехал в командировку, узнал, что Юля попала в больницу. После этого все новости я получал только от родителей Юли. Все произошло очень быстро и трагически. Никто не мог предположить, что это может привести к такой трагедии.

Хочу развеять все сомнения по поводу наших отношений. У нас с Юлей были человеческие, нормальные взаимоотношения. Мы занимались воспитанием ребенка. Все, что касалось ребенка, мы обсуждали, это было самое главное. Да, время идет, мы потеряли нашу семью. Я смог создать свою, живу в счастье и любви. У меня растет сын Артем, которому 2,5 года, у меня есть жена. Юля строила свою жизнь.

Юля всегда стремилась к большему. Она – открытый, светлый человек, хотела всех радовать. Радость – ее защитная реакция. Даже когда ей было тяжело, она радовалась еще больше. Мы все понимаем, что за этой радостью скрывались и болезнь, и непростые отношения на личном фронте. Она могла гораздо больше, чем сделала.

facebook